Валерий Посиделов (posidelov) wrote,
Валерий Посиделов
posidelov

Category:

ГИТАРА И АВТОРУЧКА

«Гитара и авторучка» - кажется, так называется песня Пита Тауншенда, мелодии которой я уже и не помню.
Надо бы написать песню «Гитара и компьютер» - что на сегодняшний день для меня более актуально. Гитар в моей жизни, наверное, было всё - таки больше чем девушек. Девушек всех я естественно не помню, только самых замечательных. А вот гитары помню все. И все истории с ними связанные. Правда, не помню, на какой, какие песни написаны, и исполнены. Ну, уж это простите, всё равно, что помнить как, где и в каких позах имел барышню в восемнадцать лет. Перечислять их все бессмысленно, ибо жизни на это не хватит. Остановлюсь только на знаковых.
И так, первую гитару мне подарил сосед дядя Федя, когда мне было лет 6. Это была раздолбанная, старинная, цыганская гитара с головкой похожей на стратокастер. Видимо Лео Фендер с такой древней цыганщины и копировал своё гениальное существо. Эту гитару у меня тут же отняли большие пацаны на улице имени Лизы Чайкиной, на Гримучке, на Верхней Гниловской, где прошло моё счастливое детство, в деревянном, казачьем доме, с видом на Дон. Казачье гетто.
Это и определило мою дальнейшую судьбу. Играть в 6 лет я, конечно же, не умел, но постоянно слушая радио, подпевал, сжимая в руках веник и перебирая его, аки гусли.
Ещё фото по теме: http://posidelov.imeem.com/ Позже мы переехали жить в родительский дом отца на Кузнечную, на Аврал, рядом с вертолётным полем. Там уже кипела рокенрольная жизнь. Мой дядюшка Коля, старше меня всего на три года был гитаристом и певуном. Он и ввёл меня в мир искусства. У него был друг Саша Маркеев, играл с Колей в ВИА на басу. Но на гитаре он играл лучше, чем Коля, и был моим кумиром детства. А на Магнитогорской жил Тактик – Саша Тактомышев. Это был просто Джимми Хендрикс армянского разлива. По вечерам собирались с транзисторными приёмниками, включали вражьи голоса, и под них, на дешёвых акустиках шпарили все западные хиты вперемешку с советской эстрадой.
Потом мне папа купил гитару за семь рублей. Надо было снимать седьмую струну, ибо играть на семиструнке было не модно. Я всё возмущался, почему нельзя было выпускать шестиструнку и на рубль дешевле.
Вторую гитару я уже покупал сам. После десятого класса мама решила мне показать мир.
- Куда ты хочешь поехать? - Спросила она. Мне хотелось, конечно, сразу и в Москву и в Ленинград и в Лондон с Нью-Йорком. Но это было в 1977 году так же нереально, как и иметь настоящую электра гитару. Коля купил себе полу акустическую «Мусиму» и вся улица ходила смотреть на неё как на НЛО. Сейчас я завидую пацанам. Они могут купить себе всё, о чём я тогда даже не мечтал.
Я пошёл в кассы аэрофлота, долго пялился на расписание самолётов. Цена на билет тогда была 37 рублей до Питера, Вильнюса, Риги и Талина, одинаковой. Я почему – то решил, что надо рвать на Европу. Ну не в Ереван же? Хотя, позже понял, что фраернулся. Полетели бы в Баку, где у меня жила двоюродная тётка, было бы больше пользы. Но Азия меня тогда не вдохновляла, я её видел ежедневно. Позже я узнал, что именно в Баку магазины ломились от немецких и чешских гитар, по смехотворной цене.
Методом интуитивного втыка я купил два билета в один конец в Ригу. До этого я дальше Черноморских пионер лагерей ни куда не ездил.
И вот мы с мамой впервые, я и она, летим на самолёте. В Риге, у нас ни каких родственников. Мама моя до этого никогда из Ростова не выезжала. Представьте себе этих тёмных авантюристов!?
В самолёте мама познакомилась с женщиной, и та предложила нам поехать к её знакомой, видимо пожалев лохов путешественников. В Ригу мы прилетели в восемь вечера. Если бы не эта тётя Аня, нам бы пришлось ночевать на скамейке. Потом мы долго добирались на окраину. Кажется это посёлок Пурмцумс? Поселились у её подруги. Сын хозяйки оказался приветливым парнем, старше меня на пару лет. Он учился в мореходке и был шибко продвинутым в рокенрольной жизни. На следующий день я в рижском универмаге купил гитару местного производства, похожую на Gibson, акустику, аж за 40 рублей. Потом, пока мама шлялась с новоявленными подругами по магазинам, я пустился во все тяжкие. Морячок втянул меня в свою взрослую компанию, и поехало: вино, красивые рижские девочки, и я не заметил, как очутился в чьей - то «21 -й Волге» по дороге на дачу в Юрмалу. Дальше не помню, но поздно вечером я очнулся от осознание, что завтра днём нужно улетать в Ростов, и мать не знает, где я в чужом городе. Какие – то мистические силы доставили меня в точку сборки. Получил я от матери таких пиздюлей, что мой «Гибсон» едва не стал воротником вокруг глупой, кудрявой головы.
В Ростов я прилетел с жуткого бодуна, но весь модный и счастливый. Мама накупила мне кучу рижских тряпок, они в ту пору от фирмы мало, чем отличались. Ещё она набрала невероятные километры вельвета, разных цветов, из них она потом долго мне шила модные штаны и куртки по моему фасону. То есть она была отличной швеёй, а я художником модельером самого себя.
Первым делом я вырезал золочёный британский герб из сигаретной пачки «Сент. Морис», и приклеил на головку гитары. На этой замечательной гитаре я проиграл очень долго.
Прежде, в школе я играл на казённых «электра топорах», ростовских «Тониках» и «Аэлитах». Они, правда, были таких топора образных форм, подстать оружию убийства, какими рубили головы средневековые палачи.
Свою первую электрическую гитару я купил уже в зрелом возрасте, как бы не в 19 лет. Я уже 2 года проработал на телевидении помощником режиссёра. С моей язвой желудка от армии мне дали отсрочку. Надо было поступать в университет, тогда это было модно, все друзья поступают или в мед институт или в университет, не важно даже на какой факультет, главное; понты и культурная среда, да и для родителей утеха. Но с моим аттестатом троишника и бедными родителями без блата, это было не возможно. Я уже пару раз пролетел и понял, что не судьба. Тогда существовали рабфаки, но для этого надо было проработать год на производстве. И вот мой папаня устраивает меня по блату на завод ГПЗ – 10, шлифовщиком, точить подшипники. И я в три смены точу. А к тому времени я обзавёлся постоянной барышней, почти гражданской женой. И она, о боже, профессиональная пианистка, работала со мной на телевидении звукорежиссёром. Правда из неё пианистка была, как из меня танцор диско. И вот она меня как – то привела в дом офицеров, где работала её подружка худруком. И там набирали ансамбль. Я прошёл вне кастинга, по блату, пообещав, что завтра же куплю хорошее «весло».
За один день мы познакомились и сдружились с Гуммой – Олегом Гуменовым, бессменным барабанщиком «Дня и Вечера». Гума на следующий день привёл с собой басиста Лёшу Неженцева. Правда, он совсем ещё не умел играть, так бренчал на одной струне одним пальцем. Гумма скрыл, что они учатся в девятом классе, в ансамбль набирали уже студентов, ну типа для профессиональной самодеятельности. Мы буквально вытеснили своей наглостью всех претендентов. Адик – вежливый армянин – руководитель ансамбля, нас терпел не долго. Ему то надо было делать ВИА для развлечения советских офицеров, а тут какие – то наглые панки. Словом мы убрались без ссор. Ныне Адик Терацуян всемирно известный контрабасист.
Но гитару то я купил, теперь куда деваться? Да ещё и со скандалом. Гумма нашёл Колю – цыгана, Тот продавал гитару, став уже Ричи Блэкмором и решившим завязать, стать серьёзным человеком, женится. Сейчас я вижу Колю, почти ежедневно проходя по перекрёстку. Он таксует на своей машине. И так Коля обозначил цену 350 рэ - «Мусима етерна де люкс» с чехлом из синего вельвета. Вельвет преследует меня всю жизнь, просто мистика какая – то. Деньги, по тем временам, бешенные. Я, правда, на заводе зарабатывал 250 - 300 рэ. в месяц. Но тут сразу, из семейного бюджета, такие бабки!? Мама встала на дыбы.
- У тебя есть одна гитара, куда ещё вторая!?
Но вмешался папаня, вспомнив, что он в молодости в духовом оркестре бухал в басовый барабан, и судьба чёрной Мусимы была решена в сторону моей судьбы. На этой гитаре были записаны первые альбомы «Дива». Мы с Лёней Неженцевым отпаяли все лишние внутренние сопротивления, и Мусима зарычала на полную мощь. Потом я купил Елану стар – 7, ободрал краску до дерева, и превратил её в Стратокастер, но играла она хуже, чем Мусима.

Покупка телекастера.

Среди гвоздей и шурупов, я нашёл какие – то бирюльки. Спросил у бабушки Люды: что это?
- А!? – Да это же мамины серёжки, подвески алмазные. В войну серьги поменяли на хлеб, а подвески остались. – Ерунда.
Я понёсся с ерундой к знакомому ювелиру. Он говорит: - Давай заберу за тысячу рублей!
Я задумался, понял, что они стоят дороже.
В университете был один знакомый чеченец Руслан – тёмный тип – фарцовщик. Он свёл меня с негром. Негр был двоечником и прогульщиком из Сьерра Леоны. Сидел в общаге, пил пиво и слушал музыку. Я ему показал подвески. Он говорит: - Я еду на каникулы к брату в Париж, если продам, куплю тебе Gibson. Я взял в залог у него пачку виниловых пластов, зачётку и 800 рублей. Потом он дал мне телеграмму: «Гитару купил, но она стоит 4 тысячи. Подвески верну, не канают».
Гитару он продал, кажется гитаристу Тимуру Мордарашвили из «Аракса». Подвески вернул. В результате этих махинаций я потратил его 800 рублей и отдал в долг несколько икон. Подвески вернулись ко мне. Тут приезжает на гастроли «Интеграл» с Барии Алибасовым во главе. С ним тогда играл Юрий Лоза и Юрий Ильченко. Лоза продавал японский стратик за 2,5 тысячи рублей. Я не наскрёб столько. А Ильченко предложил Телекастер за полторы тысячи. У нас был около группный товарищ Витя, а у него знакомый цыган – спекулянт и мутный тип. Вот меня с ним Витька и свёл. Цыган меня развёл нам подвески, заплатив 1200 рублей. И выманив ещё пару икон, которых в доме бабки было как дров. С большими приключениями я купил этот Телекастер цвета слоновой кости весь потрескавшийся. На вопрос о трещинах, заикающийся Ильченко ответил, что, мол, она была вначале покрашена фосфорной краской, чтобы светилась. Гитару эту он якобы купил у венгерской группы «Скорпион». А потом питерские умельцы её перекрасили, но она потрескалась, вся как черепаха. Мне все говорили, что я купил самопал. Но я хоть и обижался, но гордо отвечал, что пусть и самопал, но сделан хорошо. На гитаре стояли два гибсоновых хамбакера. В первую же репетицию на телекастере я сломал гриф. Поскользнулся на ступеньках и упал на задницу. Пришёл домой, открыл и проклял себя, за то, что поленился взять тяжёлый жёсткий кофр, и понёс её в чехле из - под той Мусимы. Гриф треснул у самого крепления к корпусу. На следующий день я не пошёл в университет и носился в поисках мастера. Нашёл через известного гитариста Витю Барилова, в ту пору в Ростове только у него был настоящий стратокастер и комбик Фендер твин, и он знал к кому обратиться.
Спустя много лет на его этом комбике я записал целый альбом. Классная, ламповая машина, но тяжёлая. Помню, как пёр его на студию в руках, на такси денег не было. Гриф склеили осетровым клеем, и для крепости поставили два шипа. На этой гитаре я проиграл до распада «Дива» в 1988 году. Потом сделал новый красивый корпус, вставил «флойд ройз». Пришло время покупать более модную гитару, и тут подвернулся Аслан Улигов – гитарист Аэроплана из Нальчика. Познакомились в Уфе, на фестивале. Аслан был очень продвинутым и притулил мне новый «Епифон бай Гибсон» цвета «вишнёвый металикс», с машинкой невиданной конструкции. Гитара типа Джексон, с клюшкой, два сингла и хамбакер. Звучала прекрасно, одна беда, гриф с пропеллером. Приходилось поднимать очень высоко струны. На ней я проиграл лет восемь, потом вставил флойд ройз и поменял лады. Гитара стала звучать несколько иначе. Продал её хорошему металюжному гитаристу. Спустя несколько лет встретил её в магазине на ВДНХ. Ещё у меня был сделанный Виталиком Беломестным синий Strat c одним датчиком «Супер дистошн». Долго не задержалась, сильно нервировал самодельный флойд ройз. На этой гитаре сыграны самые запоминающиеся гастроли в Одессе, Харькове, Донецке. Дальше понеслась эпоха перепродаж. Чего только через меня не проходило. Стаи самопалов, американцы, японцы, раритеты. Как – то купил у забухавших гастролёров приехавших на разогрев с «Динамиком» японскую гитару «Элмая» и в придачу заполучил ещё «Туб скребер» TS – 808, и босовский фленжер. Элмая – цельногрифная с тремя синглами, типа стратокастера и с машинкой «Калер». Очень хорошее дерево, палисандр, с клёном. Но не пришлась моей душе. Продал выгодно Аслану, кажется он на мне ещё и наварился. Перепробовав кучу корейцев, японцев, американцев, немцев, я пришёл к выводу, что нужно делать что – то под себя. И тут мне сделал гитару великий мастер из Нальчика Витя Бережной. Он сам был классным гитаристом «Аэроплана». Очень важно, когда инструмент делают хорошие гитаристы, не просто мастера. Витя уже сделал не мало гитар, которые есть в коллекции Ингви Мальмстина, гитариста Сюзи Кватро, «Иен Гилан Бэнд» и кучи ещё сумасшедших маньяков струн. Я просил Витю сделать нечто вроде Телека, но Витя упёрся. Он не делал подделок, гнул свою линию. Так мне была сделана «Барракуда, « на которой я до сих пор играю. Она единственная в мире, подобной ей второй просто не существует. По форме она неповторима, этакий спортивный болид. Витя даже сделал выемку для живота. Я спросил: - зачем, у меня же нет ещё пуза?
Витя ответил: - Будет!

Гитара сделана из волнистого клёна с прожилками красного дерева. По легенде этот клён из того самого кавказского заповедника, из которого возили дерево для скрипок Амати, Гварнери, Страдивари. На грифе, накладка из какого – то вьетнамского палисандра, я даже не могу запомнить и выговорить это слово. Флойд ройз Витя учудил из титана. Не красивый, но работал прекрасно. Позже, я поставил фирменный, но он несколько изменил звук. Гриф с весьма глубоким «скенлопом» - проще говоря, выемками. Датчики воронежского мастера, ныне он где – то ваяет их на Западе. Один активный типа EMG, и два сингл – хамбакер. Две ручки громкости и три больших военных тумблера, типа как на троллейбусе. Плюс два мелких – переключателя на отсечение половинок синглов. Кстати служат уже второй десяток лет и хоть бы хны. А на американских и корейских гитарах у меня постоянно летели тумблера и резисторы, чего не скажешь о японских, эти всегда делали на совесть.
Я этот инструмент обожаю, он не повторим по звуку и невероятно удобен. Правда, со временем пришлось поменять гриф. Захотелось по толще. Старый я пустил на другую – экспериментальную гитару. А новый гриф сделал Художник Сергей Дименченко – замечательный мастер. Сейчас я обычно на концерты таскаю с собой три инструмента, рад бы и больше, да условия нашей жизни не позволяют. И так куча примочек, шнуров, одежды, да ещё и три весла. Вторая основная гитара сделанная моим другом Доктором Власовым. Это тяжеленный инструмент, из синтеза красного дерева, акации, груши и железа. По форме PRS. По содержанию: Активный английский блок «Blues select», хамбакер и сингл. Три ручки: громкость, тройной тон с компенсатором. И тройной распылитель, плюс тумблер на три положения. Этот тембра блок даёт возможность эмитировать почти все звуковые бренды: Здесь и Лэс половский, и Стратовый, и телековский, и.т. д. оттенки. Эту гитару можно включать на прямую в голый оконечник, и она работает как предварительный усилитель. Я только что не пробовал её включать в сетевую розетку, но уверен, что и тогда она не подкачает. Просто играть будет вначале немного больно, а потом станет обидно и навсегда!
Третье чудо это «Фендер Идиот». Я сам его смонтировал, из того, что было под рукой. Однажды гитарист Саша Иванов решил делать гитары и сделал первый свой гриф под Стратик. Гриф оказался с толстенными ладами, из непонятного дерева, накладка палисандр. Саше гриф не понравился, и он хотел его было выкинуть, но тут я предложил ему чисто символическую суму, которую, мы вместе тут же и пропили. У меня дома валялась уникальная Тоника «Урал» с грифом накладкой из чёрного дерева, корпус ольха, покрыта зелёным норвежским полиэфиром. Я эту «жабу» выменял у знакомого лабуха на английский футляр из под баса – скрипки. Как – то, возвращаясь из Питера, в комиссионке, что возле Гостиного двора, за сущие копейки я купил этот футляр. Он был уникален, из хорошей кожи, и у него был такой противовес. То есть кофр мог стоять, как матрёшка – Ванька – встань-ка. Дома я обнаружил, что мои чудные инструменты ни один сюда не проходят. А тут Илья зашёл, и увидел это чудо – Маниту. – Давай меняться!
- А что у тебя есть? И у Ильи на часовой фабрике, где он базировался, было куча хлама. Вот там и лежал этот хлорофилловый Урал. Сперва, я из него сделал безладовый десятиструнник. Потом вот ивановский пьяный гриф поставил, приклеил на головку зеркало. Все спрашивают: - зачем?
А вот затем, чтобы гитаристы спрашивали, а барышни могли посмотреться и подправить помадой ротик. Есть ещё идея прикрутить к нему хромированное зеркало от мотоцикла, но ни как не подберу зеркало по звуку, и содержанию.
На панели стоит 4 датчика. Первый, что под грифом, от «Мусимы етерны де люкс», несколько модернизированный, без металлического корпуса. Он к стати самый классный и концертный. Я его только воском залил и сзади прицепил дополнительные магниты. Он розового цвета. Второй гибсоновый старинный хамбакер, третий телекастровский сингл подкобыльник и четвёртый от ростовского баса «Кавказ». Таким образом, на панель вышли почти все представители моей музыкальной карьеры и эпохи 80 -90 - х. годов. Один фендеровский потенциометр громкости на мусимовский датчик, ручка от фендера мустанга, три гнезда, ибо остальные датчики подключены к ним на прямую, без посредников. Гитару можно включить сразу в три линии. На записи это даёт дополнительный шарм. Когда я весь этот идиотизм включил в три разных комба: месса буги, фендер и маршал, мои друзья хохотали от восторга. Оригинальная кобыла с пластмасово металлическим порожком. То есть станина железо, а сегменты из пластика весьма похожего на кость. Может быть и кость, я на зуб не проверял. Мало ли какой дурью ни страдали советские инженеры. Колки самопальные, но хорошие ещё сам Железкин со Смородинным делали. Ей богу не вру, был такой великий мастер Вова Железкин, он специализировался на фурнитуре для барабанщиков и гитаристов. Ему сам бог послал дар с фамилией в придачу. Гитара эта со специальным строем, его не стану открывать, должна же быть какая – то тайна. Все кто слышал звук моего Идиота, были в восторге и устраивали экскурсии для знакомых. На нём я записал, кажется шесть песен, четыре из которых до сих пор играю. Это «Любимые люди и нежная ненависть к Родине», «Смерть», «Папа», «Токио - одинокио». Написал ещё несколько новых инструменталок, ибо этот строй, и звук сильно расширяют сознание до умопомрачения, может быть оттого, что корпус цвета свежей травы.
На задней стороне я сохранил оригинальную надпись на чёрной алюминиевой плашке: «РСФСР ММП
Главное управление по производству музыкальных инструментов
ЭЛЕКТРОГИТАРА
Мод. ЭГС -650 тип «Тоника»
№ 2152 арт. 406
цена 220 рублей
РТУ РСФСР 672 – 60 ТО 76 РСФСР
Фирма клавишных музыкальных инструментов «Урал» г. Свердловск
Заметьте, слово РСФСР упомянуто три раза.
Вот ведь держава, какая была а!?
Александр Джалашов певец, гитарист и шоумен, увидев впервые моего Идиота, так возбудился, что
понёсся искать Урал. И нашёл таки, только уже другой, более современной формы. Он заказал Художнику модный тюнинг. Гитару покрасили в оранжевый цвет, типа жилетов дорожных работяг. Датчики сделал великий Ян Петерсон. А ещё в гитару была вставлена цветомузыка на диодах, типа как на китайских магнитолах. Включил и она вся переливается как ёлка. Идея мне тоже понравилась, но ввиду того, что я артист несколько другого жанра, а может быть потому, что и Сашу уже передразнивать не гоже, я от неё отказался. Сейчас собираю драгоценные камни, буду украшать ими Идиота. Уже есть два рубина, несколько стразов, куча янтаря и один сапфир из железнодорожного семафора.
В заключение гитарных мемуаров хочу заметить, что все гитары культовые приходили как – то по особенному. Та же Барракуда была куплена на святые деньги. У меня был древний бабушкин псалтырь, я его выменял на икону, которую втюхал агентам империализма за несколько тысяч у. е. ДЕНЬГИ БЫЛИ ПОТРАЧЕНЫ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ИСКУССТВО.
Хотя икона была лет пятидесяти от роду. Просто искусно сделана, с позолотой. Таким образом, святой Николай Угодник внёс свой вклад в инструменты и прочие добрые дела.

p.s: Я умышленно проигнорировал кучу фирменных инструментов, которые проходили сквозь меня. Об них уже писано, переписано в толстых цветных спец журналах. К тому же мне не попадались в руки на долго очень хорошие инструменты, просто были не по карману. Конечно же, хочется иметь и оценивать целую армию брендовых гитар, уникальных, но хотеть иногда вредно. В своей жизни я единственный раз разбил демонстративно инструмент, не потому что он был плох, а потому, что хотелось повторить глупость Хедрекса и Блэкмора. Мы с доктором Власовым специально собрали чарвелоподобную гитару из отходов моего зелёного грифа, который не прошёл испытание, и какого – то голубовато унитазного корпуса. На Гитаре стоял отличных датчик Лёни Неженцева и флойд ройз. Выглядела она с пяти метров как очень дорогая. Звучала прекрасно. Я скакал по крышке рояля как по батуту. Офицеры в том самом Доме офицеров, с которого начиналась наша карьера, держались за сердце. Пришлось их, потом своею водкой отпаивать. Это был концерт барокамерной музыки, играло очень много панковских легенд. Я поддался общему настроению псевдо агрессивного распиздяйства и решил гитару раздолбать. Это был пьяный экспромт. В планы бить это существо не входило. Народ визжал от восторга, и долго рассказывались истории, как зажравшийся Посиделов расхуячил дорогущий «Чарвел». Мы останки бережно собрали, потом и склеили. С тех пор я считаю, что бить гитары западло. Я скорее женщине, если она выпросит, дам затрещину, но на гитару руку не подниму. Я до сих пор помню как она орала, задыхаясь, прося пощады, но голос её, пропущенный сквозь дисторшен и октавер с дилэем, на неведомом мною языке, не смог докричатся до моего взбалмошного сердца варвара.
Прости гитара! Я потом в наказание, воткнул себе в жопу авторучку.
Tags: гитары, музыка, музыкальное оборудование, примочки, фото
Subscribe

  • (no subject)

    Лучшие записи.... Один раз записывали церковный хор с ТРАНСОМ.( Серёжа Завгордний - наш великий звукореж) Потом я сам у Стаса Аведяна, типа, на…

  • (no subject)

    Я ШАР ТАКАЯ МОЯ ЛЮБИМАЯ ПЕСНЯ. ЛЕТ 20 ЕЁ ПОЮ. ЗАПИСАЛ ОДИН РАЗ, ТАК СЕБЕ В ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ВЕРСИИ. ПО СУТИ - ЭТО ТАКОЕ ЖЕ ТУПО КАК Я СВОБОДЕН......НО…

  • (no subject)

    ВСЁ ПОВТОРЯЕТСЯ ЕЩЁ РАЗ. Есть у мне такая песня, ей лет 30, где то она в 90 - х записана. Уже даже не стало на земле многих, кто её записывал. Ещё…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments